Как играть в Д’артаньян и три мушкетера: официальные правила игры Д’артаньян и три мушкетера на русском

Почему королевские мушкетёры ходили без мушкетов, и как д’Артаньян изменил эту службу

Получайте на почту один раз в сутки одну самую читаемую статью. Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте.

Кто такие мушкетёры

Обычные мушкетёры — это род пехоты, вооружённый передовым на семнадцатый век оружием — огнестрельным. Мушкеты — дедушки ружей и винтовок. Стреляли из них, предварительно укрепив на опоре, как фотоаппарат на штативе. Больше выстрела в минуту сделать из мушкета было сложно (а чаще тратились две минуты), и поражало оружие только на относительно небольшом расстоянии — метров сто. Мушкет и подпорка вместе были довольно громоздкими штуками, с которой пехотинцы ходили не слишком элегантно.

Мушкетёры служили не только во французской армии. Вооружены были мушкетами армии на севере Индии, в мусульманском Сефемидском государстве и, конечно, во всех европейских странах. Как правило, в бою мушкетёры стреляли медленно, очень тщательно целясь, словно снайперы: одна пуля — один человек должен упасть замертво.

Королевские мушкетёры

Король Людовик XIII, тот самый, которого играл Олег Табаков, имел основания беспокоиться за свою жизнь при дальних выездах. На королевский трон во Франции постоянно поглядывали разного рода герцоги — они ведь тоже были королевской крови. Людовик хотел быть уверенным, что выезд из дворца не обернётся несчастным случаем на охоте, когда сразу несколько охотников разрядили карабины в короля.

Он создал по примеру своего отца, короля Генриха IV, личную гвардию, все обязанности которых заключались именно в том, чтобы во время выездов постоянно держаться начеку и быть готовыми отстреливаться в окружении или обнажить свои шпаги за короля. Главным отличие от личной гвардии Генриха было вооружение — более современные мушкеты вместо карабинов — и хорошая подготовка. Мушкетёры короля должны были одинаково метко стрелять и лихо фехтовать. От них требовалась идеальная физическая форма и бесконечная преданность королю.

Именно по этим критериям в королевские мушкетёры отбирали, во-первых, очень молодых дворян, во-вторых, из очень хороших, зарекомендовавших себя как всегда хранивших свою честь и преданностью королю семей, в-третьих, лучше с окраин — амбициозность и отсутствие связей со знатью центральной Франции были лучшей рекомендацией того, что мушкетёры на службе будут из шкуры вон вылезать. Именно потому и де Тревиль, и д’Артаньян, и как минимум два из трёх мушкетёров — гасконцы, по нашим меркам это как если бы покорять столицу времён Российской Империи приехали уроженцы, например, казачьей Кубани или грузинские князья.

Хотя непосредственно службу королевским мушкетёрам доводилось нести далеко не каждый день, ожидалось, что свободные дни они будут тратить на то, чтобы поддерживать форму. Возможно, именно поэтому книжный Людовик сквозь пальцы смотрит на то, что его мушкетёры нарушают запрет на дуэли — ведь смертельная схватка подготовит их к настоящему сражению за короля лучше, чем дружеские поединки.

Понятно также, почему в книге на каждого из положительных героев врагам приходилось нападать скопом, чтобы одолеть — ведь королевские мушкетёры были лучшими бойцами страны, чем-то вроде спецназа по уровню крутости.

Самые современные и самые модные

У мушкетёров короля была самая красивая во Франции форма — по желанию самого короля. Она представляла из себя лазоревую (ярко-голубую) накидку, расшитую серебряными галунами и большими белыми крестами. Крест нашивали из бархата, чтобы он красиво мерцал, и украшали золотыми королевскими лилиями на концах и алыми трилистниками в сердцевинке.

Все королевские мушкетёры должны были ездить на «серебряных» — то есть серых в яблоко или белых — конях. Во время выездов мушкетёры короля были вооружены до зубов. Во-первых, конечно, мушкет и два пистолета. Во-вторых, шпага на случай схватки на земле и палаш — если придётся сражаться верхом. В-третьих, дага — кинжал для левой руки, тоже для схватки на шпагах. Ну и, конечно, буйволовая перевязь, увешанная мешочками с пулями и порохом.

Несмотря на такие требования ко внешнему виду, вооружению и подготовке мушкетёров, за счёт казны им выдавался только мушкет. Остальное королевский спецназ приобретал за свой счёт (или за счёт богатой любовницы, как Портос). Где взять денег было постоянной головной болью королевских мушкетёров.

Реформы д’Артаньяна

Любителям истории про трёх мушкетёров будет приятно узнать, что со временем бойкий молодой гасконец сменил де Тревиля на его посту. И провёл ряд значительных реформ.

Во-первых, д’Артаньян серьёзно омолодил королевских мушкетёров. Теперь это была одновременно гвардия из очень молодых (с замечательной реакцией) людей и нечто вроде военной академии. В мушкетёры стали брать с шестнадцати-семнадцати лет, и через четыре года, получив офицерское звание, гвардеец шёл в любое другое армейское подразделение — там его принимали с раскрытыми объятьями. Конечно, самые искусные и умные оставались в королевских мушкетёрах.

Во-вторых, он, наконец, решил вечно больной для молодых мушкетёров вопрос, где жить, построив «Отель мушкетёров» — то есть нечто вроде хорошего общежития. В-третьих, в роте завели собственных хирурга и аптекаря, что позволяло оперативно получать помощь при ранениях, а не бегать по городу в поисках свободного хирурга. В общем, д’Артаньян разом решил все те проблемы, от которых, если верить Дюма, очень мучился поначалу в Париже.

Далеко не всегда, правда, герои кино и книг похожи на своих исторических прототипов. Каким на самом деле был король Людовик XIII, и почему он не похож на киношного героя Табакова .

Текст: Лилит Мазикина.

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:

Как играть в Д’артаньян и три мушкетера: официальные правила игры Д’артаньян и три мушкетера на русском

Примерно год тому назад, занимаясь в королевской библиотеке разысканиями для моей истории Людовика XIV, я случайно напал на «Воспоминания г-на д’Артаньяна», напечатанные — как большинство сочинений того времени, когда авторы, стремившиеся говорить правду, не хотели отправиться затем на более или менее длительный срок в Бастилию, — в Амстердаме, у Пьера Ружа. Заглавие соблазнило меня: я унес эти мемуары домой, разумеется с позволения хранителя библиотеки, и жадно на них набросился.

Я не собираюсь подробно разбирать здесь это любопытное сочинение, а только посоветую ознакомиться с ним тем моим читателям, которые умеют ценить картины прошлого. Они найдут в этих мемуарах портреты, набросанные рукой мастера, и, хотя эти беглые зарисовки в большинстве случаев сделаны на дверях казармы и на стенах кабака, читатели тем не менее узнают в них изображения Людовика XIII, Анны Австрийской,[1] Ришелье, Мазарини и многих придворных того времени, изображения столь же верные, как в истории г-на Анкетиля.[2]

Но, как известно, прихотливый ум писателя иной раз волнует то, чего не замечают широкие круги читателей. Восхищаясь, как, без сомнения, будут восхищаться и другие, уже отмеченными здесь достоинствами мемуаров, мы были, однако, больше всего поражены одним обстоятельством, на которое никто до нас, наверное, не обратил ни малейшего внимания.

Д’Артаньян рассказывает, что, когда он впервые явился к капитану королевских мушкетеров г-ну де Тревилю, он встретил в его приемной трех молодых людей, служивших в том прославленном полку, куда сам он добивался чести быть зачисленным, и что их звали Атос, Портос и Арамис.

Признаемся, чуждые нашему слуху имена поразили нас, и нам сразу пришло на ум, что это всего лишь псевдонимы, под которыми д’Артаньян скрыл имена, быть может знаменитые, если только носители этих прозвищ не выбрали их сами в тот день, когда из прихоти, с досады или же по бедности они надели простой мушкетерский плащ.

С тех пор мы не знали покоя, стараясь отыскать в сочинениях того времени хоть какой-нибудь след этих необыкновенных имен, возбудивших в нас живейшее любопытство.

Читайте также:  Как играть в Кванты: официальные правила игры Кванты на русском

Один только перечень книг, прочитанных нами с этой целью, составил бы целую главу, что, пожалуй, было бы очень поучительно, но вряд ли занимательно для наших читателей. Поэтому мы только скажем им, что в ту минуту, когда, упав духом от столь длительных и бесплодных усилий, мы уже решили бросить наши изыскания, мы нашли наконец, руководствуясь советами нашего знаменитого и ученого друга Полена Париса, рукопись in-folio, помеченную № 4772 или 4773, не помним точно, и озаглавленную:

«Воспоминания графа де Ла Фер о некоторых событиях, происшедших во Франции к концу царствования короля Людовика XIII и в начале царствования короля Людовика XIV».

Можно представить себе, как велика была наша радость, когда, перелистывая эту рукопись, нашу последнюю надежду, мы обнаружили на двадцатой странице имя Атоса, на двадцать седьмой — имя Портоса, а на тридцать первой — имя Арамиса.

Находка совершенно неизвестной рукописи в такую эпоху, когда историческая наука достигла столь высокой степени развития, показалась нам чудом. Мы поспешили испросить разрешение напечатать ее, чтобы явиться когда-нибудь с чужим багажом в Академию Надписей и Изящной Словесности, если нам не удастся — что весьма вероятно — быть принятыми во Французскую Академию со своим собственным.

Такое разрешение, считаем своим долгом сказать это, было нам любезно дано, что мы и отмечаем здесь, дабы гласно уличить во лжи недоброжелателей, утверждающих, будто правительство, при котором мы живем, не очень-то расположено к литераторам.

Мы предлагаем сейчас вниманию наших читателей первую часть этой драгоценной рукописи, восстановив подобающее ей заглавие, и обязуемся, если эта первая часть будет иметь тот успех, которого она заслуживает и в котором мы не сомневаемся, немедленно опубликовать и вторую.

А пока что, так как восприемник является вторым отцом, мы приглашаем читателя видеть в нас, а не в графе де Ла Фер источник своего удовольствия или скуки.

Установив это, мы переходим к нашему повествованию.

ТРИ ДАРА Г-НА Д’АРТАНЬЯНА-ОТЦА

В первый понедельник апреля 1625 года все население городка Менга, где некогда родился автор «Романа о розе»,[3] было объято таким волнением, словно гугеноты[4] собирались превратить его во вторую Ларошель.[5] Некоторые из горожан при виде женщин, бегущих в сторону Главной улицы, и слыша крики детей, доносившиеся с порога домов, торопливо надевали доспехи, вооружались кто мушкетом, кто бердышом, чтобы придать себе более мужественный вид, и устремлялись к гостинице «Вольный Мельник», перед которой собиралась густая и шумная толпа любопытных, увеличивавшаяся с каждой минутой.

В те времена такие волнения были явлением обычным, и редкий день тот или иной город не мог занести в свои летописи подобное событие. Знатные господа сражались друг с другом; король воевал с кардиналом; испанцы вели войну с королем. Но, кроме этой борьбы — то глухой, то явной, то тайной, то открытой, — были еще и нищие, и гугеноты, бродяги и слуги, воевавшие со всеми. Горожане вооружались против воров, против бродяг, против слуг, нередко — против владетельных вельмож, время от времени — против короля, но против кардинала или испанцев — никогда. Именно в силу этой закоренелой привычки в вышеупомянутый первый понедельник апреля 1625 года горожане, услышав шум и не узрев ни желто-красных значков, ни ливрей слуг герцога Ришелье, устремились к гостинице «Вольный Мельник».

И только там для всех стала ясна причина суматохи.

Молодой человек… Постараемся набросать его портрет: представьте себе Дон-Кихота в восемнадцать лет, Дон-Кихота без доспехов, без лат и набедренников, в шерстяной куртке, синий цвет которой приобрел оттенок, средний между рыжим и небесно-голубым. Продолговатое смуглое лицо; выдающиеся скулы — признак хитрости; челюстные мышцы чрезмерно развитые — неотъемлемый признак, по которому можно сразу определить гасконца[6], даже если на нем нет берета, — а молодой человек был в берете, украшенном подобием пера; взгляд открытый и умный; нос крючковатый, но тонко очерченный; рост слишком высокий для юноши и недостаточный для зрелого мужчины. Неопытный человек мог бы принять его за пустившегося в путь фермерского сына, если бы не длинная шпага на кожаной портупее, бившаяся о ноги своего владельца, когда он шел пешком, и ерошившая гриву его коня, когда он ехал верхом.

Ибо у нашего молодого человека был конь, и даже столь замечательный, что он и впрямь был всеми замечен. Это был беарнский[7] мерин лет двенадцати, а то и четырнадцати от роду, желтовато-рыжей масти, с облезлым хвостом и опухшими бабками. Конь этот, хоть и трусил, опустив морду ниже колен, что освобождало всадника от необходимости натягивать мундштук, все же способен был покрыть за день расстояние в восемь лье. Эти качества коня были, к несчастью, настолько заслонены его нескладным видом и странной окраской, что в те годы, когда все знали толк в лошадях, появление вышеупомянутого беарнского мерина в Менге, куда он вступил с четверть часа назад через ворота Божанси, произвело столь неблагоприятное впечатление, что набросило тень и на самого всадника.

ШоубиZZZ – всё о звёздах

Популярные статьи

Интересные факты о фильме «Д’Артаньян и три мушкетёра»

Д’Артаньян — Александр Абдулов

Атос — Василий Ливанов

Рошфор — Михаил Боярский

Миледи — Елена Соловей

Констанция — Евгения Симонова

Бэкингем — Игорь Костолевский

Понравилась статья? Подпишитесь на канал, чтобы быть в курсе самых интересных материалов

Валентина Телегина: что скрывала актриса и чего боялась?

Для актрисы Валентины Телегиной будто бы и не было ролей главных и второстепенных. Абсолютно в каждой роли она играла, отдавая себя полностью персонажу. При этом вовсе не каждый знал и знает эту замечательную актрису. Но все реалистичные образы русской женщины из фильмов ей давались на «ура».

Ее талант был за пределами реальности. Имея достаточно простые черты лица, ей никто не предлагал играть в кино красавиц. Но ведь не только они нужны в фильмах.

кадры из фильма «Дом, в котором я живу» — 1957 год

Возьмем, допустим, фильм «Дело было в Пенькове». В нем Телегина играла самогонщицу Алевтину. Роль была совсем не первой значимости, а дама вышла очень яркая и колоритная. Каждый узнавал в ней свою соседку тетю Глашу.

Как же складывался ее путь? После школьных занятий в кружке художественной самодеятельности она миновала 1-ый курс театрального Вуза, приемная пропустила ее экстерном, будучи в восхищении. Кроме учебы в Вузе она занималась также у Герасимова Сергея, режиссера. Именно он впервые пригласил ее в кино, им стал «Люблю ли я тебя?».

Институт она закончила в 37-ом году и до начала войны играла в театре-студии Петербурга, также снималась в фильмах. А в 41-ом с коллегами уехала на передовые точки фронта для поддержания боевого духа солдат. Даже в блокаде Ленинграда была.

кадры из фильма «Баллада о солдате» — 1959 год

После окончания ВОВ Телегина переехала в Москву и начала еще более активно сниматься в фильмах. Самый пик карьеры пришелся на середину 50-х гг. Среди фильмов: «Дом в котором я живу» (многодетная мама), «Баллада о солдате», «Прощайте, голуби».

Личная жизнь актрисы была мало кому известна. Младшего брата она «потеряла» в войне. Его переправили в Германию, и там он был в школе разведчиков, за немцев. Через 13 лет после окончания ВОВ он вернулся в Россию, но страна эта не стала ему родной. Да и Валентине было тяжело налаживать отношения с ним, ведь патриотизм она проявила совсем к другой стране. Свое родство с ним нигде не афишировала.

1 -фото: дочь Надежда Телегина

Замужем Валентина не было, но есть дочь Надежда (кто папа не известно). Воспитывала дочь она редко, внимания давала мало, только карьера ее интересовала. Потому и девочка выросла без теплых чувств к маме, можно сказать, что они были чужими друг другу.

Только незадолго до смерти Телегиной им пришлось восстановить отношения, и дочь даже ухаживала за болеющей мамой. Актриса ушла из нашего мира в 79-ом году, страдая диабетом.

Понравилась статья? Подпишитесь на канал, чтобы быть в курсе самых интересных материалов

Путь мушкетеров за подвесками

материалы
по теме

экскурсии

Дуэль

1 Париж

«Три мушкетера» — роман Александра Дюма, посвященный приключениям молодого человека по имени д’Артаньян, покинувшего дом, чтобы стать мушкетером, и трех его друзей — мушкетеров Атоса, Портоса и Арамиса.

Молодой небогатый гасконский дворянин д’Артаньян в апреле 1625 года покинул родной дом и отправился в Париж. В столице д’Артаньян побывал на аудиенции у капитана королевских мушкетеров господина де Тревиля. В мушкетерский полк д’Артаньяна, не имеющего никакого надлежащего опыта, принять не смогли, однако он был направлен в гвардейский полк дез Эссара. Затем д’Артаньян познакомился с Атосом, Портосом и Арамисом, после небольшого конфликта у них завязалась крепкая дружба.

Читайте также:  Как играть в Таверна Красный Дракон: Эльф, русалки и бутылка рома: официальные правила игры Таверна Красный Дракон: Эльф, русалки и бутылка рома на русском

Д’Артаньян нанял слугу по имени Планше и остановился у галантерейщика Бонасье и его жены Констанции, которая служила камеристкой королевы Анны Австрийской. Королева подарила влюбленному в нее английскому министру герцогу Бекингему двенадцать алмазных подвесок, которые ей были подарены королем. Кардинал, узнав об этом от шпионов, решил скомпрометировать королеву: он уговорил короля устроить бал и предложить Анне появиться на нем в подвесках, чтобы тот смог полюбоваться ими. Королева в отчаянии поделилась своей проблемой с Констанцией, и та пообещала помочь. Д’Артаньян случайно оказывается в курсе дела и предлагает свою помощь. Из-за любви к Констанции, он готов отправиться в Лондон. Гасконец уговорил своих троих друзей-мушкетеров составить ему компанию. Они получают у де Тревиля разрешение покинуть Париж, после чего и начинается их путешествие, полное приключений.

Д’Артаньян, Атос, Портос и Арамис, а также их слуги: Планше, Гримо, Мушкетон и Базен, выехали из Парижа через ворота Сен-Дени в два часа ночи.

2 Шантильи

Все шло благополучно до Шантильи, куда путники прибыли в восемь часов утра. Они остановились позавтракать в трактире, на вывеске которого святой Мартин отдавал нищему половину своего плаща. Друзья вошли в общую комнату и сели за стол.

Д’Артаньян и мушкетеры прекрасно знали, что до кардинала Ришелье дошли сведения об их отбытии из Парижа, и были готовы к препятствиям на пути. И первое «препятствие» не заставило себя ждать. В самом конце трапезы в трактире завязалась потасовка. Какой-то дворянин, сидевший за тем же столом, предложил Портосу выпить за здоровье кардинала. Портос ответил, что готов это сделать, если незнакомец, в свою очередь, выпьет за короля. Незнакомец воскликнул, что не знает другого короля, кроме его преосвященства. После чего Портос назвал его пьяницей. В ответ незнакомец выхватил шпагу.

Д’Артаньян, Атос и Арамис вскочили на коней и помчались во весь опор, в то время как Портос остался разбираться со своим противником.

3 Бове

В Бове путники остановились на два часа, чтобы дать передохнуть лошадям и дождаться Портоса. Не дождавшись, они поехали дальше.

В одной миле за Бове, в таком месте, где дорога была сжата между двумя откосами, они увидели около десяти человек, делающих вид, что чинят ее. На самом деле они выкапывали ямы и усердно углубляли глинистые колеи. Арамис резко окликнул их. Атос попытался остановить его, но было уже поздно. Рабочие принялись нагло насмехаться над путниками, после чего Атос двинул коня прямо на одного из них. Тогда все эти люди отступили к канаве и вооружились спрятанными там мушкетами. В результате этой засады Арамис был ранен пулей в плечо, а у Мушкетона пуля засела в мясистой части тела, пониже поясницы, и он соскользнул с коня.

Не отстреливаясь, друзья припустили коней. Арамис, хотя и раненный, ухватился за гриву своего коня, который понесся вслед за остальными. Лошадь Мушкетона нагнала их и, без всадника, заняла свое место в ряду.

Они скакали еще часа два, хотя лошади были уже очень измучены. Путники свернули на проселочную дорогу. Но в Кревкере Арамис сказал, что не в силах двигаться дальше. Его ссадили у входа в какой-то кабачок и оставили при нем Базена. Затем они снова двинулись дальше, надеясь заночевать в Амьене.

4 Амьен

Д’Артаньян и Атос добрались до Амьена и в полночь спешились у гостиницы «Золотая лилия». Трактирщик хотел отвести двум своим гостям, каждому в отдельности, по прекрасной комнате. Но комнаты эти находились в противоположных концах гостиницы. Д’Артаньян и Атос отказались. Хозяин сообщил, что у него нет другого достойного помещения, на что путники ответили, что проведут ночь в общей комнате, на матрацах, постеленных на полу. Планше улегся здесь же, поперек дверей, а Гримо отправился спать в конюшню, обещая, что завтра к пяти часам утра все четыре лошади будут готовы.

Ночь прошла довольно спокойно. Только около двух часов кто-то попытался отворить дверь, но Планше, проснувшись, закричал: «Кто идет?» Ему ответили, что ошиблись дверью, и удалились. В четыре часа утра Гримо попытался разбудить конюхов, и те бросились его бить. Распахнув окно, друзья увидели, что Гримо лежит на дворе без сознания. Планше спустился во двор, чтобы оседлать лошадей. Но ноги лошадей были разбиты.

Атос и д’Артаньян вышли на улицу, а Планше отправился узнать, нельзя ли где-нибудь в окрестностях купить трех лошадей. У входа в трактир стояли две оседланные и взнузданные лошади. Планше спросил, где хозяева лошадей. Ему ответили, что хозяева ночевали здесь в гостинице и сейчас расплачиваются с трактирщиком. Атос пошел расплачиваться за ночлег, а Д’Артаньян и Планше остались стоять у входа.

Трактирщик находился в комнате с низким потолком, расположенной в глубине дома. Атоса попросили пройти туда. Входя в комнату, Атос вынул два пистоля и подал их хозяину. Он взял монеты и, повертев их в руках, вдруг закричал, что монеты фальшивые и что он немедленно велит арестовать Атоса и его товарищей как фальшивомонетчиков. После чего четверо вооруженных мужчин ворвались через боковые двери и бросились на Атоса.

Д’Артаньян и Планше вскочили на коней, ожидавших у входа, и понеслись по дороге. Не останавливаясь, они доскакали до Сент-Омера. Там дали передохнуть лошадям, но, опасаясь новых неожиданностей, наскоро перекусили прямо на улице и помчались дальше.

5 Кале

За сто шагов до ворот Кале конь д’Артаньяна рухнул, кровь хлестала у него из ноздрей и глаз. А лошадь Планше остановилась, и ее не удавалось сдвинуть с места. Покинув лошадей на проезжей дороге, они бегом бросились к гавани.

Д’Артаньян и Планше обратили внимание на какого-то дворянина, который, видимо, только что прибыл в Кале со своим слугой и шел в ту же сторону, опередив их всего шагов на пятьдесят. Этот человек расспрашивал у местных жителей, нельзя ли ему немедленно переправиться в Англию. Хозяин одной из шхун сообщил, что сегодня утром пришел приказ не выпускать никого без особого разрешения кардинала. Оказалось, что у дворянина есть такое разрешение, и его направили к начальнику порта.

Сопровождаемый своим лакеем, он направился к дому начальника порта. Пропустив их на пятьсот шагов вперед, Д’Артаньян и Планше последовали за ними. Выйдя за пределы города, д’Артаньян ускорил шаг и нагнал приезжего дворянина на опушке небольшой рощи. Завязалась словесная перепалка, а затем и драка. Д’Артаньян ранил противника, тот был без сознания. Нащупав карман, в который приезжий спрятал разрешение на выезд, гасконец взял его себе. Разрешение было выписано на имя графа де Варда.

Затем д’Артаньян со слугой побывали у чиновника, предъявили разрешение и отправились обратно к городу. Выйдя на дорогу они ускорили шаг и, обойдя лес кружным путем, вошли в город через другие ворота. Шхуна по-прежнему стояла, готовая к отплытию. Хозяин ждал на берегу.

Д’Артаньян и Планше вскочили в шлюпку. Через пять минут они были на борту. Было самое время. Они находились в полумиле от земли, когда д’Артаньян заметил на берегу вспышку, а затем донесся и грохот выстрела. Это был пушечный выстрел, означавший закрытие порта.

На следующий день, на рассвете, они оказались уже в трех или четырех милях от берегов Англии. В десять часов судно бросило якорь в Дуврском порту.

6 Виндзорский замок

В Англии почта работала исправно. Д’Артаньян и Планше взяли каждый по лошади. Почтальон скакал впереди. За четыре часа они достигли ворот столицы.

Д’Артаньян не знал Лондона, не знал ни слова по-английски, но он написал имя герцога Бекингэма на клочке бумаги, и ему сразу же указали на герцогский дворец. Герцог находился в Виндзоре, где охотился вместе с королем.

По прибытии в Виндзорский замок д’Артаньян передал письмо Бекингэму. Поручение было выполнено. Д’Артаньян получил подвески и доставил их обратно в Париж.

Три мушкетера

Персонажи

Поиск персонажей

Группы персонажей

Всего персонажей – 86

Anne d’Autriche; Anne of Austria

Жена Людовика XIII, испанская королева. В “Трёх мушкетёрах” крутит роман с Бекингемом, но и не предаёт своего мужа. Также является одним из центральных лиц в “Двадцать лет спустя”.

Aramis, chevalier d’Herblay

Шевалье д’Эрбле (имя — Рене), епископ Ваннский (с “Десять лет спустя”), герцог д’Аламеда (после событий, описанных в “Десять лет спустя” — имя, взятое по возвращении на родину из Испании). Друг Атоса, Портоса и д’Артаньяна. Мушкетёр, духовное лицо.

Скрытен и хитёр даже с друзьями, хотя и достаточно чувствителен. Искусно фехтует. Тайно любит лучшую подругу королевы — Мари де Шеврез, которую при друзьях называет «кузиной белошвейкой», — но также поддерживает длительные отношения с её кузиной Камиллой де Буа-Траси.

В “Двадцать лет спустя” Арамис принимает сторону Фронды.

В “Десять лет спустя” Арамис уже обладает значительной властью. Он состоит в ордене иезуитов, он плетёт сеть интриг, выдвигая Фуке перед королём. Им куплен комендант Бастилии Безмо — с целью того чтобы похитить из тюрьмы узника по имени Марчиали, заключённого туда при Мазарини, на самом деле — тщательно скрываемого брата-близнеца короля.

Читайте также:  Как играть в Побег из курятника: официальные правила игры Побег из курятника на русском

Несмотря на разногласия и примирения между четырьмя друзьями на протяжении действий трилогии, только с Арамисом д’Артаньян не смог примириться в конце концов (его последние слова: “Атос, Портос, до скорой встречи! Арамис, прощай навсегда!”)

Olivier, comte de La Fère

Имя — вероятно, Оливье. Граф де Ла Фер. Самый старший среди мушкетёров, играет для них роль отца-наставника. Благородный и статный, но также и очень скрытный человек, топящий свои печали в вине. Его таинственное прошлое связывает его с Миледи (леди Винтер): он женился на ней, не зная, что она клеймлена, и когда правда раскрылась, повесил её, однако она каким-то образом выжила. Отец Рауля, виконта де Бражелона.

Слуга Арамиса. Набожен. Очень огорчается тому, что Арамис ведёт светскую жизнь, и верит, что Арамис способен стать кардиналом. В “Двадцать лет спустя” служит причетником в соборе Богоматери, но часто делает таинственные визиты в Нуази — оказывается, что он по-прежнему связан с Арамисом. В “Десять лет спустя” Базен уже “почти” аббат, и он ужасно горд за духовное продвижение Арамиса.

François de Montlezun, marquise de Baisemeaux

Гасконский дворянин, бригадный генерал и капитан охраны кардинала Мазарини, затем комендант Бастильского замка. Появляется в “Двадцать лет спустя”. В “Десять лет спустя” он куплен Арамисом, который связался с ним из-за желания освободить таинственного узника Бастилии — брата-близнеца короля.

Гвардеец кардинала Ришелье. Один из наиболее талантливых мастеров шпаги среди гвардейцев кардинала. Победа над ним в “Трёх мушкетёрах” принесла д’Артаньяну славу.

Гвардеец кардинала Ришелье

Персонаж книги “Три мушкетёра”. Нанятый миледи человек, который пытается убить д’Артаньяна. Когда тот щадит ему жизнь, преисполняется к д’Артаньяну добрейших чувств, однако по несчастному случаю выпивает за него отравленное вино, присланное Миледи, и погибает в уверенности, что д’Артаньян его обманул.

Персонаж из “Трёх мушкетёров”. Глава полицейских. Пришёл арестовывать галантерейщика Бонасье. Д’Артаньян придумывает хитрость: притворяется, будто полностью готов помочь ему в его деле, и предлагает ему выпить вместе с ним за здоровье короля и кардинала.

Священник, у которого мушкетёры обедали в главе “Придворная интрига” первого романа.

Супруга Карла I Стюарта, короля Англии, Ирландии и Шотландии.

Henrietta Anna Stuart

Принцесса, младшая дочь Карла I Стюарта и Генриетты Марии Французской. В возрасте двух лет была вывезена из Англии и оказалась при дворе своего кузена Людовика XIV. В “Двадцать лет спустя” просит Атоса и Арамиса сопроводить Карла I во Францию. В “Десять лет спустя” она предстаёт кокетливой девушкой, распаляющей пламя любви в сердцах сопровождающего её герцога Бекингэма и графа де Гиша. Переметнувшееся от Генриетты к её фрейлине Луизе де Лавальер внимание короля Людовика XIV оказывается большим скандалом.

George Villiers, duke of Buckingham

Джордж Вильерс, герцог Бекингем. Персонаж книги “Три мушкетёра”. Самый могущественный человек в Англии после короля. Считается самым привлекательным мужчиной во всей Европе. Враждует с кардиналом Ришелье из-за борьбы за любовь Анны Австрийской и влюблён в неё до умопомрачения. Ключевая фигура в истории с подвесками королевы. Убит пуританцем-фанатиком Джоном Фелтоном по наущению Миледи.

L’Homme au Masque de Fer, Duke of Beaufort, Marchi

Персонаж из “Десять лет спустя”. Железная маска, Марчиали — таинственный тщательно охраняемый узник Бастилии, заточённый туда при Мазарини. Это оказывается брат-близнец короля Людовика XIV. Заговору Арамиса удаётся подменить пленника настоящим королём.

François VI, duc de La Rochefoucauld

Писатель, автор сочинений философско-моралистического характера. Как и Арамис, пользовался благосклонностью герцогини де Лонгвиль; пытался убить соперника в романе “Двадцать лет спустя”.

Шарль д’Альбер. Первый муж герцогини де Шеврез. Фаворит Людовика XIII, убийца Кончини. Король весьма ревновал его к жене.

Madame de Chevreuse

В “Трёх мушкетёрах” — изгнанница в Туре за подозрение в заговоре против короля. Любовница Арамиса. “Мари Мишон”. После случайной связи с Атосом родила сына, которого ещё младенцем отослала отцу — Рауля де Бражелона. В “Двадцать лет спустя” Атос знакомит её с Раулем, чтобы она помогла Раулю получить рекомендательное письмо для армии.

Анна де Роган, принцесса де Гемене, невестка герцогини де Шеврез

Придворная дама королевы. Родственница Гито — командира стражи королевы

Придворная дама королевы.

Мадлен де Сувре, маркиза де Сабле. Придворная дама королевы. Хозяйка литературного салона, писательница.

Скупая жена прокурора, за которой в романе “Три мушкетёра” ухаживает Портос. Справляет ему экипировку для осады Ла-Рошели.

“The Man from Meung”, Count de Rochefort

Состоит на услужении кардиналу и является в “Трёх мушкетёрах” главным врагом д’Артаньяна.

В “Двадцать лет спустя” Рошфор оказывается заключён в Бастилию за отказ служить Мазарини. Д’Артаньяну поручено привезти заключённого в Лувр. За поездку в карете Рошфор успевает пообещать поспособствовать продвижению карьеры д’Артаньяна, и хотя после аудиенции его снова возвращают в Бастилию, обещание своё он выполняет.

Сбежать Рошфору помогает Планше.

Madame de Lannoy

Одна из шпионов кардинала Ришелье. Следит за королевой и докладывает кардиналу о каждом её движении. Именно через неё кардинал узнал о подвесках, отданных Анной Австрийской Бекингему.

Слуга Атоса. Крайне скрытен и молчалив.

Шарль д’Артаньян. Главный герой романа.

Приехал из Гаскони в Париж в надежде снискать славы и сделать карьеру среди королевских мушкетёров. Хитёр, смел и предприимчив, но слегка хвастлив, отчасти корыстен и даже эгоистичен. Сразу же окунается в круговерть интриг, стычек, дуэлей, романов и приключений, выкручивается из которых благодаря смекалке, везению, благородству и верным друзьям. Находится под покровительством короля Людовика XIII и королевы Анны Австрийской. Добился уважения кардинала Ришелье.

В “Двадцать лет спустя”, во времена Фронды, принимает вместе с Портосом сторону Мазарини. Затем пытается задержать герцога де Бофора, помогает Кромвелю в Англии, захватывает Мазарини вместе с Атосом, Портосом и Арамисом и требует назначить его капитан-лейтенантом мушкетёров. Но после окончания Фронды должность с него снимается.

В “Десять лет спустя” объединяется с Атосом, чтобы возвратить корону королю Карлу II. Становится капитан-лейтенантом королевских мушкетёров. Именно д’Артаньяну поручают арест Фуке. В том же году д’Артаньян умирает под стенами Маастрихта, всего секунду сжимая маршальский жезл.

François de Baradas

Фаворит Людовика XIII Франсуа де Барада, потерявший его расположение всего за полгода

Персонаж из “Десять лет спустя”. Виконт. Скандальный молодой человек, легкомысленно отзывающийся что о принцессе Генриетте, что о д’Артаньяне, что становится поводом для ссоры с Раулем де Бражелоном. О самом Рауле и его отце де Вард тоже крайне нелестного мнения. В ссору вмешивается Бекингем, что заканчивается дуэлью, в ходе которой оба оказываются тяжело ранены. Затем де Вард дерётся на дуэли с графом де Гишем.

Человек кардинала, с которым д’Артаньян схватывается на порту в Ла-Манш по дороге в Лондон в “Трех мушкетерах”. Позднее д’Артаньян притворяется им перед влюбленной в того миледи.

Гвардеец кардинала Ришелье из первой части трилогии. В первом сражении с мушкетёрами отряд де Жюссака атаковал мушкетёров, среди которых были Атос, Портос и Арамис. Сражение закончилось победой де Жюссака.

Следующее сражение произошло через два дня. Отряд гвардейцев противостоял трём мушкетёрам и д’Артаньяну. Несмотря на численный перевес гвардейцев, мушкетёры победили. Жюссака серьёзно ранил сам д’Артаньян. Жюссака, Бикара и Каюзака, всех без чувств, перенесли к церкви.

После этого де Жюссак долго выздоравливал. Участвовал в осаде Ла-Рошели.

Лейтенант королевской гвардии

Видный протестант. Незадолго до падения Ла Рошели приехал в военный лагерь короля, перешёл в католицизм и получил военное назначение.

Monsieur de Treville

Капитан королевских мушкетёров, старый друг отца д’Артаньяна. Нередко защищает д’Артаньяна и его друзей, покрывает их от гнева кардинала и короля.

Sir Anthony Jackson

Сэр Энтони Джексон, секретарь герцога Бекингема

Пуританин, ответственный за то, чтобы миледи содержали под стражей, предотвращая покушение на Бэкингема. Обманутый ею, помогает ей.

Английский полководец и адмирал, ключевая фигура в Реставрации королевской власти в Англии в 1660 году (в лице Карла II).

Испанская камеристка королевы

Появляется в некоторых интерпретациях истории о трёх мушкетёрах

Dessessart, Monsieur des Essarts

Капитан королевской стражи, в чью роту в “Трех мушкетерах” входил д’Артаньян.

Капитан гвардии из главы “XXII. Мерлезонский балет” первой книги

Jacques Michel Bonacieux

Галантерейщик, торговец и домовладелец, у которого д’Артаньян снимает комнату. Женат на Констанции — возлюбленной д’Артаньяна в первой книге Дюма. Переметнулся на сторону кардинала и не побрезговал даже стукачеством на свою жену.

Персонаж из “Десять лет спустя”. Преданный секретарь кардинала Мазарини. Назначен на должность интенданта финансов — третье место в государстве после самого короля, суперинтенданта и королевского прокурора Фуке. Служение свое Кольбер начинает с предания смертной казни за злоупотребления двух друзей Фуке и с доноса королю о том, что Фуке расходует средства из казны, укрепляя Бель-Иль, крепость на побережье.

Оцените статью
Добавить комментарий