Как играть в Майя: официальные правила игры Майя на русском

Настольная игра Майя (Maya)

  • Поставки этой игры не ожидаются, но не расстраивайтесь – вот здесь еще много отличных игр!

Размеры коробки
и состав игры

Размеры:

  • Высота х Ширина х Глубина:0см x 0см x 0см

Вес: 100 гр.

Цивилизация Майя заслуживает внимания! И не только как основа для сплетен об очередном конце света, но и, вы не поверите, как одна из самых мощных и самобытных культур древности 🙂 И, надо признать, логическая игрушка Майя вовсе не порочит честь этих хитроумных ребят, письменность которых, кстати, до сих пор не расшифрована до конца.

Майя: чуть больше об игре

Вообще, подноготная большинства древних культур остается тайной как для обычных смертных, так и для ученых смертных 🙂 Так что можно только предполагать, как индейцы смогли воздвигнуть знаменитые пирамиды, не имея в своем распоряжении не то что экскаваторов и кранов, но и банальных инструментов. Ну а пока научные сотрудники терзаются догадками в своих НИИ, мы можем со спокойной душой строить разноцветные пирамидки прямо дома, и все это благодаря игре Майя.

В вашем распоряжении окажется набор юного майя: 45 разноцветных деталек для строительства пирамид, специальный тотем, фигурки жрецов и лестницы, а также игровое поле и набор карт. Для подготовки к игре соберите на игровом поле 9 пирамид, каждая из которых должна состоять из 5 разноцветных этажей. Задача сама по себе не так уж проста и быстра, но если вы справитесь, можно приступать к самой игре.

Цель: собрать как можно больше призовых очков. Как? Победные баллы игроки получают за то, что приводят в цветовую гармонию этажи башни (гармонией считается, когда два или больше этажа одного цвета соприкасаются), чем больше этажей вы гармонизировали, тем больше вероятность получить призовые очки. Однако не все так просто: ведь перемещать ярусы между пирамидами нужно, соблюдая ряд хитрых правил.

Игрушка хорошо сбалансирована, и сойтись в интеллектуальном поединке можно как вдвоем, так и втроем, и вчетвером. Тем более что яркое оформление и доступные правила делают игру Майя подходящей и для младших школьников, и для их родителей.

Что касается оформления и качества, прежде всего хочется отметить, что Майя не грешит несоответствием размера коробки и содержимого. Знаете, как это бывает: огромная обольстительная упаковка, открываешь, а внутри – жалкая колода карт. Нет, эта игрушка не из таких! Внутри коробки приятный органайзер, который не только сохранит все элементы в порядке и целостности, но и поможет быстро начать партию.

Яркая и необычная логическая игрушка для всей семьи, которая поможет превратить обычный серый «будень» в необычный и отнюдь не серый «небудень» 🙂

Майя (Maya): купить в Санкт-Петербурге можно, позвонив нам по телефону +7 (812) 313-26-44, добавив игру в корзину и оформив заказ через сайт. Или просто заходите в любой из наших магазинов. В этом случае не забудьте предварительно зарегистрироваться на нашем сайте, чтобы получить дополнительную скидку до 15%.

Отзывы и вопросы к игре

Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы проголосовать за игру, оставить отзыв или задать вопрос.

Как играли в мяч древние майя?

Ритуальная игра в мяч была распространена почти во всех регионах Мексики. Собственно, «тлачтли» на языке ацтеков и «пок-та-пок» на языке майя — не была игрой в нашем понимании, хотя и зрители, и болельщики на ней присутствовали. Игра в мяч была тесно связана с богами подземного царства, которые, согласно индейским сказаниям, сами были заядлыми игроками.

Точные правила этой игры до нашего времени не сохранились, к тому же, они менялись от региона к региону и время от времени. Неизменным оставалось то, что игра носила не развлекательный, а ритуальный характер и была напрямую связана с человеческими жертвоприношениями. В разное время в жертву приносились либо игроки побежденной команды, либо победившей, либо только их капитаны — в источниках нет единого мнения на этот счет. В любом случае, жертвоприношение участника являлось большой честью для него и для его семьи и воспринималось с гордостью.

Большие стадионы для этой игры выстраивались только в крупных религиозных центрах. Кое-где сохранились каменные фризы с изображением игроков. Например, на фризе в Чичен-Итце показан капитан команды победителей, держащий в руках голову побежденного соперника.

Уже сама игра могла стоить человеку жизни или сделать его калекой. Игра велась тяжелым каучуковым мячом, вес которого мог достигать 4 кг. Удар таким мячом при должном ускорении мог запросто убить человека. Поэтому игроки имели специальное снаряжение, надежно защищающее тело. Отбивать мяч можно было бедром, локтями или коленями, но ни в коем случае не ступней и не руками. Испанцы, впервые наблюдавшие эту игру, отмечали, что некоторые травмы, полученные игроками, были так серьезны, что им требовалась хирургическая помощь. Современная версия игры — «улама» — больше походит на волейбол. Каждая команда — от 2 до 5 человек — находится на своей части поля, игроки перебрасывают мяч друг другу до его падения на землю.

Стадион представлял собой узкое поле, ограниченное двумя стенами, с большим или меньшим уклоном, от которых отскакивал мяч. На этих стенах укреплялись тяжелые каменные кольца, в которые нужно было попасть мячом. Сделать это было не так-то легко, т.к. диаметр кольца был лишь ненамного больше диаметра мяча, к тому же, висели они довольно высоко. Каждый неудачный бросок засчитывался как промах. Команда, первой забросившая мяч в кольцо, считалась победительницей.

Экипировка игроков представляла собой набедренную повязку, с кожаной накладкой для защиты бедер, или же корсет. На поясе крепилось специальное приспособление в виде хомута, которое служило для сильного удара по мячу. Вес хомутов мог доходить до 30 кг, хотя считается, что такие тяжелые хомуты не использовались для игры, а надевались только в ритуальных целях. Иногда игроки использовали наколенники и перевязывали руку в локте. На отдельных изображениях можно видеть на головах игроков пышные головные уборы из перьев. Предположительно, назначение их тоже было ритуальным.

В некоторых источниках говорится, что в игру играли и просто так, ради развлечения. В ней принимали участие все желающие, в том числе женщины и даже дети.

Проголосовали 24 человека

23
1

Комментарии (21):

Войти через социальные сети:

Перепост своими словами у вас не получился. Чувствуется, что вы даже не прониклись материалом, спутав при этом две принципиально разные игры – тлачтли и пок-та-пок. Улама же вообще является вариантом двух игр, который появился в 17 веке. Главное достоинство статьи – это то, что вы заставили любителей спортивных и экзотических игр полазить в интернете в поисках более полного описания этих игр. И второе достоинство состоит в том, что вы обратили своё внимание на эти, по сути очень интересные игры, которые, по утверждению многих знатоков, являются предшественниками современного баскетбола.

Очень интересно было почитать, спасибо.

Оценка статьи: 5

Спасибо за увлекательный экскурс в далёкую историю.

Оценка статьи: 5

Уже вижу как Аркаша ржет от “стекать крови при сильных ушибах”. Ребята, нам все понятно что Мариула имела в виду – ну хреново им было, нужна была помощь. Типа как сейчас футболисты валяются и выпрашивают дополнительное время или удаление не придирайтесь, не дам! В кои веки повилась такая звездочка свежая, а вы цепляетесь. Ну вас всех, нехорошие вы склочники. Э, Мариула, право автора – право гения: я так вижу и альбац! Нечего растекаться. Вы – Автор! Вскрывать, так вскрывать, лечить так лечить. Вот пусть поедут, посмотрят на это колечко на стеночке, погуляют по кладбищу капитанов команд, а тогда поговорим за футбол

Оценка статьи: 5

Лаура Ли, . Словом, я хотела сказать – оперировать. Называется, угадай с трех раз.

На счет “стекать крови при ушибах” – практиковали такую вещь: когда был очень сильный ушиб и начинал набухать синяк, на нем делали небольшой надрез, чтобы сходила кровь. Якобы, так болело меньше и заживало быстрее.
То же самое сделал врач в полевом госпитале во время войны моей бабушке – по ее словам, полегчало сразу.
Медикам слово!

Оценка статьи: 5

Тоже не совсем поняла на счёт вскрытия. Но интересно! Цена победы – жизнь, это сильный стимул В одном фильме фантастическом была сцена спортивного матча-схватки. Зловещее, жестокое зрелище, но завораживает.
В тех местах, где Вы живёте, Мариула, наверное бешеная энергетика. Интересно, это как-то ощущается в повседневной жизни?

Алина Еремеева, возможно, неправильно выразилась. Вскрывать – имела в виду вправлять вывихи и переломы, давать стекать крови с сильных ушибов и т.д. Словом, когда нужна была хирургическая помощь.
Энергетика здесь сильная, Вы правы. В повседневно жизни ощущается так: стоит о чем-то подумать, оно тут же где-то сбудется. Даже если не у тебя, то совсем рядом. Так что, порой мысли лучше запирать!

Читайте также:  Как играть в Тюлени на арене: официальные правила игры Тюлени на арене на русском

Оценка статьи: 5

Мариула Рамачандран, да, с мыслями Вам там поосторожней надо Но ведь и плюсов сколько – можно строить планы, мечтать о хорошем. Кстати, я давно подметила на мелочах, что как только загораюсь чем-то и часто возвращаюсь ы мыслях к своей проблеме или желанию, оно потом раз – и как-то само собой всё складывается из кусочков удачных случайностей. Может мне срочно в Мексику надо о судьбах мира в “энергетических центрах” размышлять ?

Да, ещё хотела попросить (не сочтите за наглость!) если у вас есть фотографии, размещайте побольше. Такие страноведческие статьи всегда выигрышнее смотрятся с личными иллюстрациями.

Алина Еремеева, приезжайте! Всегда пожалуйста!

Оценка статьи: 5

некоторые травмы, полученные игроками, были так серьезны, что их приходилось вскрывать.
Не очень понятно, что приходилось вскрывать: игроков или травмы?
И как можно было вскрывать травмы?

А статья в целом отличная.

Оценка статьи: 5

Аркадий Голод, ответила другому комментатору – неправильно выразилась. Вскрывать – имела в виду вправлять вывихи и переломы, давать стекать крови с сильных ушибов и т.д. Словом, когда нужна была хирургическая помощь.

Оценка статьи: 5

Мариула Рамачандран, чтобы не вдаваться в малоаппетитные подробности можно было сказать просто: требовали хирургической помощи.

Оценка статьи: 5

Аркадий Голод, согласна. Видимо, начались проблемы с русским языком на фоне активного использования испанского.
Кстати, спасибо, что подметили, а то так бы и выражалась дальше.

Оценка статьи: 5

Мариула Рамачандран, эти проблемы – отдельная песня, очень хорошо мне знакомая.

Как-то услышал: “Тафсику леитматюк!” – Перестаньте матюкаться.
Грамматически – абсолютно правильно.

Оценка статьи: 5

Аркадий Голод, ну что сказать? Лишь бы дальше этого не шло!

Оценка статьи: 5

Да уж! Есть о чем подумать и по представлять, как это выглядело. Как то же они зацеливались, в это замечательное колечко. Спасибо.

Оценка статьи: 5

Мариула, прочитала, как всегда с удовольствием, понравилась статья.

Но вот, признаться, так и не дошло до меня, как все-таки майя играли в мяч? Отбивать руками и ступнями мяч нельзя. А как осуществлялись сильные броски? Все-таки руками или этим хомутом, а мяч они друг у друга как отбирали? Понятно, что нет уж точных правил, но на что же это было похоже? – волейбол, баскетбол.

Каменное кольцо на стене впечатлило, И цена вопроса – жизнь, многие нынешние “экстремалы” могут отдыхать.

Оценка статьи: 5

Брюханова Ирина, больше всего походит на волейбол. Бить по мячу можно коленями, локтями, бедрами. Хомуты и всякие наколенные-налокотные повязки для этого и существовали – для сильных ударов и для их отбивания.
Отбирали друг у друга перехватом на лету.

Оценка статьи: 5

Думаю, все таки приносили в жертвы капитанов команд – за правой стеной стадиона расположен огромный колумбарий с отсеченными головами капитанов. Слева от пирамиды стоит огромный каменный лежак на котором головы и отсекались. Там до сих пор видны зазубрины и выемка от обсидиановых тесаков, дорожки для стока крови в землю. И все эти ритуальные сооружения сверкали яркими красками! Мне удалось хорошо снять на пленку тот кусок фриза, где еще сохранилась декоративная роспись по камню всего комплекса стадиона. Она не сохранилась внутри периметра, но на фронтальной стене вверху еще можно увидеть эти яркие краски с преобладанием кроваво-красного. Поэтому я призываю читателей просто посмотреть на фотографию, представить себе современное футбольное поле с шестиметровыми стенами, орнаментированными ярко на на фоне кроваво-красного цвета. Потом представить себе людей в тяжелом облачении, этот мяч в 6 фунтов весом, этих жрецов, которые стоят наготове с ритуальными обсидиановыми ножами и ждут окончания матча чтобы отсечь голову проигравшему. Это, конечно, зрелище не для нервных.
В виде любопытного дополнения: помимо просто мячей древние майа еще играли горящими огненными мячами. Не то, чтобы играть, а смотреть страшно. Летает столько огненных шаров, сколько игроков на поле. Изредка эту игру показывают в вечернем амфитеатре парка Эшкарет – куда там Цирку дю Солей! Это очень древняя священная игра, играли ее в ночь на день Солнца, который до сих пор вся Мексика очень актуально празднует. Лучше всего об этом дне попросить написать Мариулу. Я уже попросила Для меня лично, все, что пишет о Мексике Мариула есть просто бальзам на душу . Плиз.

Оценка статьи: 5

Лаура, спасибо огромное за добрые слова!
Согласна, игра горящими мячами – то еще зрелище! Причем, когда смотришь на игру в Шкарете – понимаешь, что все это – постановка, артисты не обожгутся, огонь холодный и т.д. А вот представить это все в реальности – какой характер надо было иметь, соглашаясь поиграть в такой мячик.
Другая жизнь. Другая реальность.

Игра в мяч в культуре древних майя

Историк Александр Сафронов о размерах майяских стадионов, амуниции игроков и триумфальных церемониях

Поделиться статьей

Игра в мяч была известна еще в начале XVI века, когда испанские конкистадоры прибыли в Мексику и познакомились с этой традицией уже в исполнении мексиканских народов (в первую очередь ацтеков и подчиненных им политических образований), где игра в мяч занимала весьма важное место в культовой жизни местных политических образований, обществ. Эти стадионы многократно воспроизводились в городах. По мнению первых хронистов, игра в мяч составляла важную часть культурной традиции, поэтому ее описание, по крайней мере в том варианте, в каком она была распространена в Центральной Мексике, есть в испанских хрониках XVI века.

С майя все обстояло иначе, потому что таких массовых описаний классической культуры, как испанская хроника, у нас нет. Есть археологические данные: находки стадионов для игры в мяч, иконографические изображения, где цари или какие-то знатные их приближенные играют с царями в мяч, редкие надписи в иероглифических текстах. Стало понятно, что игра в мяч — это ритуал, который являлся не столько спортивным состязанием, сколько своеобразным культом. Изначально игра в мяч появилась как культ плодородия. Она была связана непосредственно с календарем и проводилась в определенные даты. Движение мяча во время игры, возможно, было связано с движением небесных светил — солнца или луны — того, что определяло течение календаря и смену сельскохозяйственных циклов. Так интерпретируют первые находки и свидетельства игры в мяч в Мезоамерике.

В городах майя стадионы для игры в мяч встречаются везде. Они, как правило, разного размера: самый крупный из них был найден в Чичен-Ице и относится примерно к IX веку нашей эры. Он настолько огромен (в длину превышает 100 метров, в ширину — 20 метров), что, скорее всего, игра в мяч на нем носила ритуальный характер. То есть процессии проходили вокруг стадиона и лишь имитировали игру в мяч. Его параметры настолько гигантские, что там практически невозможно играть, по крайней мере в том виде, в каком мы это представляем в классической культуре.

Мы, к сожалению, не знаем точных правил игры в мяч в классический период. Есть современные реконструкции, но они достаточно далеки от совершенства. Мы знаем, что игра в мяч осуществлялась двумя командами. Участвовали либо два человека один на один, либо две команды три на три человека (могло быть больше). У нас есть только редкие иконографические изображения, и точные выводы делать мы не можем. Размеры стадиона для игры в мяч показывают, что слишком много народу там развернуться не могло. Прямоугольная площадка стадиона была поделена на две части центральным маркером, небольшим алтарем, который монтировался в центральную часть площадки стадиона.

Мяч, который использовался для игры, был сделан из смолы каучукового дерева. Он был достаточно крупным, хотя, как мы сейчас знаем, мячи могли быть разного диаметра. У майя есть даже специальные меры — это пядь (от указательного пальца до большого), которой мерили окружность мяча. Существуют упоминания мячей с разной окружностью. Они могли весить достаточно много. Мячи самого большого диаметра весили до 8 или 10 килограммов. Нет точных свидетельств, но современные реконструкции мячей из каучука показывают, что это очень тяжелый предмет. Просто так ударить по нему рукой или ногой не получалось, поэтому били более устойчивыми мягкими местами — плечами и бедрами.

У игроков в мяч была специальная амуниция, которая позволяла избежать травмы. Иногда игроки надевали для защиты специальные щитки. В ряде культур — в меньшей степени у майя, больше на побережье Мексиканского залива, в штате Веракрус — известна традиция использования каменного ярма. Это каменная подкова, которая надевалась на пояс и должна была придавать игроку устойчивость во время удара: естественно, что если ударить мяч весом несколько килограммов, то большая отдача просто опрокинет игрока. Майя такими ярмами в основном не пользовались, хотя есть изображения крупных, очень толстых поясов, которые надевались на игроков в мяч у майя. Есть свидетельства, что игроки в мяч могли пользоваться каменными битами. Это специальный выточенный каменный предмет с ручкой, который надевался на руку, и им могли ударять по мячу. Но использования таких предметов тоже достаточно редки, они относятся к позднему периоду культуры майя, и это, видимо, традиция, заимствованная из Центральной Мексики.

Смысл игры был в том, чтобы не дать мячу остановиться. Остановка мяча, символического изображения небесного светила, вела к проигрышу одной команды. Игроки могли использовать наклонные поверхности на стадионе, которые спускались к середине, в качестве отражающего экрана, от которого можно рикошетом отбивать мяч. Над этими поверхностями в середине площадки находились два кольца, которые были расположены вертикально. При особо удачном ударе мяч можно было перекинуть через кольцо, причем диаметр кольца обычно был не очень большой: мяч в него мог пройти, только если очень аккуратно попадет. Вероятно, попадание мячом в кольцо означало победу команды или какие-нибудь дополнительные бонусы.

Читайте также:  Как играть в Эй, это моя рыба!: официальные правила игры Эй, это моя рыба! на русском

Размеры стадиона для игры в мяч показывают, что там могли играть либо две команды, либо два игрока один на один. Есть совсем маленькие — центральный стадион для игры в мяч в Тикале, который расположен рядом с царским дворцом, с основными церемониальными постройками. Там фактически можно было находиться только двум игрокам друг напротив друга, даже два человека в ряд не могли бы встать. Скорее всего, этот стадион использовался для игры знатных особ, царя и его приближенных, вассалов, которые прибывали в столицу и исполняли ритуал вместе с царем.

Есть упоминание в иероглифических текстах, которые относятся к концу VII века, о том, как цари Канульского царства, наиболее могущественного государства в мире майя, играли в мяч со своими князьями из города Сакникте — это владение царства, которое находилось примерно в 50 километрах к югу от Калакмуля. Периодически князья Сакникте прибывали в Калакмуль и совершали ритуалы игры с царями. Учитывая, что они часто изображаются один на один в игре в мяч, играли два человека. Для этих целей нужны были маленькие стадионы. Но недалеко от небольшого в Тикале есть еще и большой стадион, который сейчас не реконструирован, но мы представляем, что там могли играть две команды. Скорее всего, там проводились более общественные игры: они связаны не со знатью, а рассчитаны на простолюдинов. Вероятно, в этом случае игра в мяч приобретает характер спортивного состязания. Если изначально она была ритуалом, то в поздний классический и постклассический периоды она воспринимается как спортивное состязание, оторванное от ритуально-мифологического контекста, вплоть до того, что делали ставки на команды и существовало что-то вроде тотализатора.

Игра в мяч действительно была связана с ритуально-мифологическим контекстом, потому что мифологические персонажи тоже играли в мяч в известном эпосе майя-киче «Пополь-Вух», который относится к постклассическому периоду. В колониальное время он был записан на языке майя-киче, но уже латиницей. Там есть канва о странствиях и подвигах двух божественных близнецов, Хунахпу и Шбаланке. Это два сына бога Маиса, которые после смерти своего отца спускаются в подземный мир и, для того чтобы его вызволить, играют в мяч с владыками подземного мира, Шибальбы. В конечном итоге они одерживают верх и таким образом вызволяют своего отца. Игра в мяч также воспринималась как борьба между земным миром и подземным, и это было одним из важных мифологических контекстов игры.

Тлачтли – футбол майя

Теплым осенним днем 1528 года по всей Испании звонили в колокола. В храмах правили торжественные молебны в честь возвращения одного из покорителей Нового Света — Энрико Кортеса. Огнем и мечем сломив сопротивление ацтеков, жестокие конкистадоры завоевали их империю, превратив всю Мексику в испанскую колонию. А теперь, снова ступив с кораблей на Пиренейское побережье, воины Кортеса везли на многочисленных телегах подарки Карлу V: удивительные изделия индейцев, не известные ранее европейцам лекарственные растения, душистые коренья, драгоценные камни и, разумеется, слитки мексиканского золота. На передней телеге грустно сидели четверо индейцев-ацтеков. Тела их были раскрашены черной, красной и синей красками. Один из индейцев держал в руках серый мяч. То был каучуковый мяч для игры в «тлачтли» — национальную игру ацтеков и майя.

В мяч играли еще древние греки и римляне. Но ни резина, ни каучук им не были известны. Первый каучуковый мяч вместе с другими редкостями был привезен в Европу в 1496 году матросами Колумба. Но на своей родине он существовал издавна: ему не менее 3000 лет.

Испанские летописи подробно рассказывают о «тлачтли»: ею увлекались в разных частях Америки. Игра отличалась оригинальностью правил. Скажем больше, эта «оригинальность» порой носила трагический характер. Но об этом — немного позже…

У племен майя, которые обитали по низинам древней Мексики, корт состоял из мощеной аллеи (примерно 25 на 75 футов), обрамленной с двух сторон кирпичными скамьями и с двух других — наклонной или вертикальной стеной.

Резные каменные глыбы различной формы служили отметками на поле. В игре принимали участие две команды — от двух до десяти игроков в каждой. Играли массивными каучуковыми мячами весом от 2 до 4 кг.

Игроки поддерживали мяч в движении, подбивая его всеми частями тела, кроме… рук и ног. Точнее, можно было касаться мяча коленом или локтем, но бить стопой или ладонью строго возбранялось. При этом учитывались многие моменты: коснулся ли мяч определенных зональных пометок, упал ли он просто на землю соперников или оказался в конечной зоне и т. д.

Гол засчитывался тогда, когда игрок попадал мячом в кольцо или гнездо противоположной команды. Кольцо крепилось к стене не очень высоко от земли и в отличие от современного баскетбола было сориентировано не горизонтально, а вертикально.

На фото можно увидеть реконструкцию болкорта, открытого археологами в городе Чичен-Ица, на Юкатане. Эта площадка для игры была сооружена примерно в 850 году до н. э. Форма «гнезда», в которое залетал мяч, была заимствована юкатанскими майя у толтеков (одно из племен Центральной Мексики).

Для защиты от ударов тяжелого каучукового мяча игроки надевали защитные доспехи, похожие на те, в которые облачаются современные хоккеисты. Это были широкие кожаные пояса с передниками, такие же наколенники, кожаные рукавицы до локтей и большие прочные шлемы.

Хотя игра у майя носила немало светских черт (например, присутствовали зрители), в основе своей она была культовой и ритуальной. Большие корты при специальных храмах сооружались лишь в крупных религиозных центрах, и в их оформлении виден четко продуманный символизм. На каменных фризах изображались игроки. Отдельные камни, вырезанные в виде ног, кистей рук и голов, имели не только ритуальное, но и довольно зловещее значение. Ибо самой неприятной, с нашей точки зрения, «деталью» явилось то, что эта игра была тесно связана с человеческими жертвоприношениями. На барельефном фризе большого корта в Чичен-Ица изображен капитан команды-победительницы. В высоко поднятой руке он держит только что отсеченную голову капитана проигравшей команды.

В интересной книге писателя, кинорежиссера и путешественника Василия Чичкова «В погоне за Мексикой» дается весьма живое описание этой игры.

На возвышении стоят и сидят жрецы. Среди них — верховный правитель майя. «Защитники бога ветра — в красных набедренных повязках, защитники бога дождя — в синих. На руках у игроков браслеты из сушеных плодов. На коленях кожаные подушки. Тяжелый круглый мяч лежит на поле стадиона. Его сделали из белых слез, которые роняет священное дерево, если его ранят.

Игроки пока не трогают мяч. Они бегают по полю. Встав на колени и локти, они прыгают, как лягушки. Среди них два лучших игрока индейцев майя: Сннтейют и Шимчах…

Но вот главный игрок команды защитников бога дождя мгновенно подбежал к мячу и, по-змеиному изогнувшись, ударил его локтем. Другие игроки стали бить мяч коленями, бедрами, локтями, стараясь загнать его в каменное кольцо».

Нелегко загнать мяч в кольцо, которое по диаметру чуть больше мяча. А если вдруг коснешься его кистью руки или стопой ноги? Тогда тебе грозит смертная казнь. Напряжение матча все нарастает. Счастье вот-вот улыбнется одной из команд. Но мяч никак не может попасть в кольцо. Время здесь не учитывается и не ограничивается: игра будет длиться (без перерыва!) до тех пор, пока мяч не попадет в кольцо, и тогда оборвется жизнь главного игрока проигравших.

Среди игроков мелькнуло тело Синтейюта. Он бьет мяч коленом вверх и, будто подброшенный пружиной, устремляется вслед за ним. Локтем правой руки «тлачтлист» забивает мяч в кольцо. «Победа!» — гремит стадион. Зрители поднимаются со своих мест и осыпают защитников бога дождя драгоценностями.

А защитники бога ветра во главе со своим капитаном стоят в скорбном молчании. Спустя минуту они простятся со своим лучшим игроком. Его голову — таков закон — отрубит сам Синтейют.

Разумеется, такой трагический финал не имел ничего общего со спортом в современном понимании этого слова. Все это диктовалось социально-религиозными обстоятельствами тех далеких времен: рабская зависимость от прихотей природы приводила индейцев к такой же зависимости от жрецов и богов.

Свой очерк мы начали описанием торжеств в Мадриде. По приказу короля и под надзором Кортеса тут же был сооружен болкорт, и индейцы воспроизвели перед изумленным Карлом V и его свитой игру своих далеких соплеменников. Зрители восхищенно наблюдали, как мяч внезапно отскакивал от каменной стены, изменяя направление полета…

Пройдет совсем немного времени, и сообщения об этой игре полетят в столицы других европейских держав. Скоро появятся в Европе и каучуковые мячи, привезенные из Нового Света, и постепенно к ним привыкнут все. Каучуковый мяч изменит правила старинной игры в теннис и даже повлияет на футбольные законы.

Появится волейбол, где, по индейским правилам, команды будут стараться не дать мячу коснуться земли. А баскетбол? То же самое кольцо, но теперь оно повернуто горизонтально, а не вертикально, как было у майя.

О популярности «тлатчтли» можно судить хотя бы по перечню дани, которую получал знаменитый царь Монтесума. В так называемом «Кодексе Мендосы» упоминается, что столица государства ацтеков Теночтитлан ежегодно получала 16000 каучуковых мячей от 22 городов юго-западной Мексики — страны каучуконосов. Согласитесь, что 16000 мячей лишь для редких ритуальных игр — это, пожалуй, многовато.

Читайте также:  Как играть в Моя первая мемори: официальные правила игры Моя первая мемори на русском

Глиняные фигурки, изображающие игроков в мяч, сравнительно недавно были найдены археологами в Тлатилко — поблизости от современной столицы Мексики. Статуэтки датируются приблизительно 800—500 годами до н. э. Приятно, что каучуковый мяч остался, но правила игры с тех пор сильно изменились. В лучшую сторону.

Tzolk’in: Mayan Calendar — вращающиеся шестерёнки и мистические черепа!

Автор: ProninZet · Опубликовано 15 декабря, 2020 · Обновлено 14 ноября, 2020

Цолькин: Календарь Майя (Tzolk’in: Mayan Calendar) — настольная игра необычная, кто на неё смотрит, взгляд не отводит, а кто шестеренки вращал, тот уже не забудет. Сам игровой процесс так же прекрасен, как и внешняя реализация. Ещё бы, игра создавалась в те времена, когда не нужно было пускать пыль в глаза на краундфандингах — когда внешность и содержание дополняли, а не спекулировали друг на друге. В обзоре — про особенности выдающейся настолки.

Работа за еду

В основе механика миплплейсмент (выставление рабочих) — чистое евро, которое работает так же исправно, как и шестеренки на поле. Шестеренки, кстати, не для красоты (хотя и это тоже) и не для WOW эффекта (конечно, и для него) — это локации, в которые выставляются рабочие, которые, в свою очередь, при вращении получают доступ к более ценным ресурсам и возможностям. Это как накопленный опыт, или продвижение по служебной лестнице, с одной лишь оговоркой, что «при увольнении», то есть снятии рабочего, «стаж» обновляется и в следующий раз снова придется начинать сначала или платить «вступительный взнос», чтобы перескочить начальные ступени.

Внутри коробки (поле нужно собрать)

В свой ход игрок выбирает два типа действия:

    Выставить рабочих на свободные места шестеренок. Чтобы «миплы» работали, их нужно накормить перед началом смены. Для этого отдаем маис. Чем больше рабочих отправляются на трудовой пост одновременно, тем больше еды им потребуется. 5 индейцев – 10 еды, 4 – 6, 3 – 3, 2 — 1, одного можно и не кормить. За рабочие места на шестеренках плата берется отдельно – чем теплее местечко, тем дороже, но можно и бесплатно начать снизу и ждать очереди, когда шестеренка с рабочим «прокрутится» до нужного деления. Часто выгодно немного доплатить и встать чуть ближе к цели, а иногда приходится вынужденно идти на траты, когда «бюджетные» места заняты, а трудоустроиться очень надо.

Рабочие в локациях

Собранное поле с шестеренками

Всего в игре 4 локации, каждая имеет свою специализацию.

    Джунгли Паленке — производят много еды и немного дерева. Игра кризисная, еды мало, и, как правило, это наиболее востребованное место работы — спрос превышает предложения.

Игра длится 26 раундов, или 1 календарный год согласно вычислениям Майя, ход времени отмечается движением центральной шестеренки. Периодически происходят кормежки рабочих и подведение предварительных итогов – отличившиеся получают грамоты (продвигаются по шкале ПО) и поощрительные призы (ресурсы), провинившиеся (не сумел накормить рабочих) — штрафы (минус ПО). В конце года подводится общий итог.

Впечатления

Сложно освоить, интересно играть

Игра непростая в освоении и раскрывается не сразу. Правила полны нюансов, изучаются с небольшим вскипанием мозга, поле пестрит важной иконографикой и отвлекающим декоративным орнаментом.

Хоть и доступно всего 2 пути – снять или поставить рабочих, но так, чтобы после этих манипуляций все заработало в нужном направлении и с приятным результатом сразу, как-то не получается – либо рабочего не туда поставишь, либо, туда, но не вовремя. В общем, осознанность происходящего наступает не сразу – 2-3 первых партии вводные и сложные, что, несомненно, может неокрепших неофитов отпугнуть. Поэтому тем, кто только познакомился с настолками, я бы «Цолькина» рекомендовать не стал – лучше потренироваться на чем-нибудь попроще, а потом уже насладиться десертом – игра крепкая, не пропадет из поля видимости по мере погружения в хобби.

Информации на поле много

Кризисность

Играя в «Цолькин: Календарь Майя» (Tzolk’in: Mayan Calendar) ходишь по тонкому лезвию – с одной стороны успех, с другой провал. Чтобы чувствовать хоть какую-то уверенность, мало всё просчитать, нужна ещё доля везения. Да, да, в такой математичной игре, нужно, тем не менее, уметь рисковать. Допустим, вы всё просчитали – здесь через 2 дня собираем ресурс и одновременно строим здание, с помощью здания получаем продвижение по шкале технологий, которое нам дает бонус при снятии рабочего в этот же день, а этот бонус нам нужен для… И вот вы так сидите, потираете ладошки от того, что всё гладко спланировали, и тут ваши оппоненты ставят рабочих таким образом, что занимают всю локацию – всё, свободных мест нет! Главное, что им-то там особо ничего не надо, просто решили не терять ход, а у вас крушение всех планов и стратегия в руинах.

Можно назвать Цолькин семейной игрой — до поры до времени

Ещё эта вечная проблема с нехваткой еды, её так ничтожно мало и она всегда так быстро уходит, что всю игру полуголодные рабочие высматривают, где бы еще получить хоть немного маиса. Что-то здесь есть похожее на «Агриколу», когда приближающаяся «кормежка» вызывает легкий холодок по спине.

Нечаянная конфликтность или осознанное взаимодействие?

По описанным выше причинам, игра может восприниматься как конфликтная, причем, решающее значение имеет напряжение умственное и эмоциональное, нежели действительная необходимость конфликтовать. Мало того, что собственные ошибки часто носят фатальный характер, так еще и соседи портят все планы – и не со зла ведь они это делают, просто потому, что ваши действия пересеклись. Игра не сталкивает лбами, а скорее создает давку на ограниченном пространстве – это как пробка в час пик.

Хотя, есть в игре один очень коварный прием, который может считаться актом вопиющей агрессии. Раз в игру каждый участник имеет право прокрутить колесо на 2 деления вместо одного. Таким образом, можно подставить игроков, например, лишив их возможности завершить комбо под занавес игры. В одну из партий у меня была такая возможность, более того, это был единственный шанс выиграть, но посмотрев на напряженные лица занятые «бессмысленными» (на мой взгляд «победителя» расчетами) – отказался. Просто представил, как после такого хода мои домашние встают и молча начинают выдавливать мне глаза, при этом я вынужден буду понять их мотивацию.

Каждый игрок имеет право на большую гадость раз в игру — нужно всего лишь перевернуть личный планшет

Но такая возможность, скорее исключение, в процессе игры сложно целенаправленно вредить оппонентам, тут самому бы не пропасть, не до интриг.

«Хрустальные» черепа придают особый шарм игре

В целом же, кризисность и неосознанная конфликтность придают игре особую, приятную остроту, а также создают благоприятные условия для расширения вариативности.

Комбо, баланс, глубина, вариативность

Пожалуй, основная фановая составляющая Tzolk’in: Mayan Calendar — это возможность после определенной тренировки прокачивать себя по шкалам технологий, усиливать различными зданиями и на основе всего этого выполнять последовательность действий с максимальным бонусом. Когда это срабатывает, когда удается иметь с каждого шага нужные плюшки, начинаешь получать несравнимое удовольствие от игрового процесса.

Комбинаций достаточно много, раскрываются они от партии к партии, что-то замечаешь, что-то пробуешь, от чего-то отказываешься. Например, в первые разы мы совершенно пренебрегали продвижением в храмах, выгода от них не казалась столь очевидной, затем стали потихоньку внедрять и получать вознаграждения в «дни еды», стало понятно, что развивать храмы целесообразно с самого начала и постепенно, нежели во второй половине года.

Шкалы храмов и технологий

Как правило, сильно помогают здания, а строительство удачного дворца решает исход игры. По этой причине дворцы покупаются у нас обычно в конце, так как выстроить под него стратегию — задача сложно реализуемая, проще выбрать под то, что получилось.

Вверху храмы — финальный бонус, внизу — здания (единовременный бонус) и фермы (постоянный бонус)

В целом, баланс показался взвешенным, без перекоса. Всегда можно найти альтернативу при выборе действий, локации дополняют друг друга, найдется вариант, куда можно перенаправить усилия с минимальными потерями в случае, если планируемый участок на поле занят. Единственная локация, которая показалась не столь разнообразной – это Чичен-Ица – карусель для терпеливых, задача просчитать и усидеть до конца, чтобы сорвать куш пожирнее.

В Чичен-Ица нужно приносить в дар богам хрустальные черепа и продвигаться по ступеням храма за это

Вариативность достигается незначительно за счет стартовой раскладки и значительно за счет всегда непредсказуемого взаимодействия игроков.

Арт и дизайн

Дизайн впечатляет, притягивает внимание, а момент с вращением шестеренок в начале каждого раунда воспринимается как шоу – выглядит завораживающе. Но, самое главное, это оправдано с точки зрения игрового процесса, одновременно меняется расположение всех рабочих на поле. Первые партии это воспринималось с огромным восторгом (что и удержало внимание на 2-3 обучающие по сути партии), сейчас с почтением и внутренним трепетом. Кто в евросухари полуабстрактные играет, тот такие вещи умеет ценить.

Мнение

Цолькин: Календарь Майя (Tzolk’in: Mayan Calendar) — отличная настольная игра на механике миплплейсмент, необычная, завораживающая по реализации, с достаточно глубоким и сложным игровым процессом. Честная и крепкая настолка со жестким, бескомпромиссным характером. Для ценителей жанра евро обязательно присутствие её в коллекции, начинающим – в вишлист.

Оцените статью
Добавить комментарий